Сибирь.Реалии

236 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Каширин
    На кол этих браконьеров..., пристрелить нужно было и закопать.В Бурятии в суд п...
  • Л
    Тут недавно показали журналистке расследование по другому городу с такими же мотивами ,там правда мэр фигурант...вот ..."Как с этой прест...
  • Александр
    Сам заголовок говорит о том, насколько все извращено у нас.Сын депутата осуж...

Сотрудники ФСБ напали на человека в ресторане. Он погиб, а на него подали заявление в полицию

Сотрудники ФСБ напали на человека в ресторане. Он погиб, а на него подали заявление в полицию

Со дня смертельной драки, устроенной сотрудниками ФСБ в одном из ресторанов Тюмени, прошло около полугода, когда вдове убитого Николая Нечаева Полине позвонил участковый: зачинщик драки подал в МВД заявление на убитого. Вдову пригласили в отделение.

"Убили за то, что дернул дверь"

Вечер 14 ноября 2020 года Полина Нечаева помнит поминутно: очень часто ей приходилось пересказывать его сотрудникам полиции, а позже – следователям военного управления Следственного комитета (уголовное дело ведет военный Следком из-за того, что подозреваемый работает в ФСБ).

– До сих пор не укладывается в голове, но получается так – да, мужа убили из-за того, что он дёрнул ручку туалета в ресторане. Мы отмечали день рождения моего брата: собрались дети, муж, моя мама, мама жены моего брата тоже была, сестры, самые близкие. В семь вечера мы оттуда уже собрались уезжать, стояли в гардеробе, сестра Лена рассчитывалась, а Коля пошел в туалет. Ручку дверную дернул, доля секунды, наверное, прошла – дверь открылась и этот эфэсбэшник сразу моему мужу в лицо ударил. Муж от удара попятился назад. Видно было по лицу, что он просто не понимал, что происходит.

– Удар был сильный?

– Да, и настолько молниеносный, что даже я поняла, что это не просто какая-то пьяная потасовка, а профессионал бьет, такой неожиданный и резкий удар.

Несколько секунд муж приходил в себя (на камерах это все видно), а потом тот его еще раз ударил. Коля его спрашивает: "Ты за что меня?" Он после двух ударов еще пытался поговорить, не понимал, что произошло. А этот эфэсбэшник – Кирилл (фамилии участвовавших в драке сотрудников ФСБ редакция не называет из-за подписки о неразглашении, которую дала Полина Нечаева военному СК. – Прим. СР)– его в третий раз ударил. Только после третьего удара муж попытался ему сдачу дать. Мы их разняли, между ними встали. Тот, из туалета, побежал в зал, и оттуда эфэсбэшники уже вчетвером выбежали. Удар второго из них – Даниила – стал смертельным. Получается, что к этому второму (как и к выбежавшим третьему и четвертому сотруднику ФСБ) муж вообще никак не прикасался. Так как мы – женщины – пытались Колю и этого зачинщика оттаскивать друг от друга, этот второй подбежал к Коле сбоку и ударил кулаком в висок. На камере видно, что он стоит к нему в профиль, а этот эфэсбэшник справа его бьет исподтишка. От этого удара у мужа голова сразу на 180 поворачивается, он сразу падает. Через несколько секунд его не стало.

– То есть ваш муж упал, а нападавшие? Сразу отошли? Помогли вызвать скорую?

– Несколько секунд били кулаками лежавшего мужа, а потом убежали из ресторана – их полиция поймала на улице. Знаю, что в машине их задержали, они уже пытались уехать, скрыться. Я не знаю, почему администратор их выпустил, потому что тогда уже было ясно, что произошло убийство – Коля на тот момент перестал дышать.

И нет, они не пытались оказать помощь. Даже ресторанные работники этого не сделали: скорую вызвали мы, а они тревожную кнопку, видимо, нажали – поэтому полиция успела приехать.

Их в полицейский участок отвезли, но утром уже отпустили. Никакой меры пресечения сразу не было! Я узнала, что дело по такой статье завели, как будто муж шел, его случайно кто-то толкнул, а он упал и умер (сначала по факту смерти Николая Нечаева военное управление СК Тюменской области возбудило уголовное дело по статье 109 УК РФ, о причинении смерти по неосторожности. – СР). Какая 109-я статья, если там видно на видео с камер, что прицельно наносились удары, после которых мужа сразу не стало? Смертельные. Били в жизненно важный орган. И после того, как Коля упал, лежал неподвижно, он же не успокоился, этот Даниил его еще два раза в голову ударил. А Коля лежал и уже даже говорить не мог.

– Как полиция вела себя с вами?

– Полицейские сначала мне говорили: "Если бы ваш муж не был таким выпившим, то, возможно, его организм так бы не отреагировал". Они это повторяли на опросах в течение трех недель, пока статья 109-я была. Сначала я не отметила это, как-то вообще в прострации была, а спустя время начала понимать: "Это что за давление? Почему они так позволяли себе оценивать преступление?"

– Как долго вы добивались переквалификации статьи?

– Почти месяц. Но в итоге только одного из них привлекли по статье 111 часть 4 (причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего). На того, кто нанес смертельный удар сбоку и потом еще добивал, Даниил.

Думаю, больше повлияли не мои жалобы, а резонанс в СМИ – в новостях выходила информация, статьи писали.

– На зачинщика драки не заведено дело?

– Нет. Хотя если бы он не начал это все, муж был бы сейчас жив. Он же ни за что просто начал бить Колю, а потом убежал, позвал других эфэсбэшников, в том числе непосредственного убийцу.

Но следователи мне объясняют это так: "У нас нет такой статьи "инициатор драки". Объясняли, что именно зачинщика не смогут привлечь, потому что не от его ударов наступила смерть, а от ударов второго.

Отговорили, в общем, меня подавать заявление. Следователь мне сказал: "Эфэсбэшник начал, мы не спорим, наносил удары, но смерть наступила от удара второго, поэтому привлечь его не сможем".

На свободе

Подозреваемый в убийстве Нечаева сейчас на свободе – ему избрали меру пресечения, запрещающую только некоторые действия, к примеру, посещение публичных мест до определенного времени суток.

– Он ни секунду не был под арестом! Я не понимаю, почему так: почему одних подозреваемых, никого не убивших, садят под арест, а вот сотрудника ФСБ – нет.

– Как вы узнали, что они все сотрудники ФСБ?

– Кто-то из Колиных друзей выяснил. Что все четверо – сотрудники ФСБ. Потом удостоверилась, когда их начальник звонил, "извинялся" за своих сотрудников. Я ему тогда высказала, что как вы как начальник допустили, что у вас служат такие военные, которые вместо того, чтобы защищать гражданских, убивают людей ни за что. Не урегулируют конфликт, а, наоборот, его разжигают.

– А он что ответил?

– Говорит: "Я же не могу залезть в голову каждому из своих подчиненных. Они были пьяные, а я не могу нести ответственность за их поступки". Сначала следователь сказал, что глава ФСБ хочет поговорить со мной, а потом он сам позвонил, пригласил на встречу в управление. Я не хотела, но потом он еще раз позвонил. В конце января я съездила к нему туда. Сказал: "Извините, вот так вышло. Но я не могу нести ответственность за каждого подопечного".

Возможно, его приглашение было из-за резонанса – перед этим как раз вышла еще одна разгромная статья об убийстве мужа. В соцсетях писали, что вот, мол, ручку дернул – и нет человека. Когда узнали, что один из эфэсбэшников заявление написал, стали предполагать: "Вот они будут всеми силами теперь пытаться замять дело, избежать ответственности". Ну, а в целом, что "звери, эфэсбэшники, уже не люди". И что нужно наказывать в первую очередь тех, кто этим управляет.

В УФСБ по региону на звонки редакции не ответили, письменный запрос ведомство также оставило без ответа.

– Нет ощущения, что расследование затягивается?

– Следователи меня заверили, что экспертизы просто долго готовятся. Что очередь очень большая.

– Какие именно экспертизы сейчас проводят?

– Выясняют, от каких ударов произошло кровоизлияние. Потому что в заключении написали, что оно длилось от нескольких секунд до двух-трех минут. Выясняют, от какого именно удара произошло кровоизлияние. Могли ли удары первого нападавшего повлиять на состояние мужа.

Выясняли, какие заболевания были у моего супруга. Он был почетный донор.

– То есть у него не было серьезных заболеваний?

– Не было.

"В голове не укладывается"

О том, что на погибшего Николая Нечаева инициатор драки Кирилл подал заявление в полицию, вдова узнала на прошлой неделе.

– Позвонил участковый, попросил встретиться. Я спросила: "Для чего?" Он говорит: "Я вам скажу только при встрече". Позвонила следователю, он сразу предположил, что первый нападавший написал заявление. Тогда я участкового так и спросила, и он признался, что да, из-за заявления нападавшего, что тот написал заявление на моего мужа. У меня в голове не укладывается! Как?! На умершего человека!

– Следователь сказал, какие именно действия планирует? Опрос провести?

– Ничего такого не говорил: "Хочу с вами поговорить, уточнить, что и как было". Я говорю: "Все материалы в СК, я не понимаю, для чего". Он в ответ извинялся: "Извините, я понимаю. Но надо как-то отреагировать мне на это заявление". А мне это всё еще очень больно, я тоже на эмоциях выступила: "Вы что, издеваетесь?! У меня мужа не стало, а я буду ходить, объяснять?"

Меня так трясти начало. Я на работе была, и тут слезы, и все. У меня просто в голове не укладывается до сих пор, как это вообще возможно. Это что у человека в голове?!

Полгода прошло, мы только-только с детьми начинаем по-другому учиться жить. Так каждый день с этим ложишься, с этим встаешь, никуда не денешься. Дети – у нас мальчик и девочка – очень переживали, и сейчас переживают. Думала, к психологу начать водить, но пока ограничились тем, что больше с ними разговариваем, бабушки и дедушки тоже. У меня были такие мысли, но не по средствам сейчас психологи. Коля был основным кормильцем в семье, сейчас я больше работаю (видите, как пришлось выкраивать время для разговора с вами), но все равно.

Мне самой, понимаю, тоже психолог бы не помешал, потому что сейчас приходится жить на препаратах успокоительных, чтобы спать ночью хотя бы. Резкие звуки, стуки, на улице что-то – сразу передергивает, сразу воспоминания, страх. Часто во снах вижу живым – как будто он говорит: "Я же не умер, я же здесь".

Адвокат Полины Ирина Алпатова считает, что Кирилл написал заявление на погибшего для того, чтобы ответственности избежал его друг Даниил, который, по мнению следствия, и нанес смертельный удар Николаю.

– Я думаю первого нападавшего об этом заявлении попросил его друг Даниил, подозреваемый в неумышленном убийстве. Они придумали эту историю с заявлением, вероятно, для того, чтобы обосновать мотивы совершения преступления. Видимо, хотят представить дело так, что Даниил якобы друга защищал. Хотя из видео и из показаний очевидцев следует – от погибшего Кириллу никакой опасности не исходило, он ему ничем не угрожал. И на суде все эти свидетельства и это видео будут представлены. Поэтому, с моей точки зрения, это полный бред – то, что они делают с этим заявлением на убитого. Кто их консультирует только? – говорит Ирина Алпатова.

Полина Нечаева сейчас подала встречное заявление.

– В тот же день, когда участковый сообщил, что на погибшего мужа подано заявление, я сразу же написала на Кирилла заявление о его нападении на моего мужа. Да, сначала следователи отговаривали меня, и я даже их послушала, ведь мужа уже не вернешь. Но сейчас без вариантов. В тот же день отнесла заявление в Следственный комитет, – говорит Полина.

Расследование по факту смерти Нечаева продолжается, обвинение единственному подозреваемому в уголовном деле еще не вынесено.

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх