Сибирь.Реалии

236 подписчиков

Свежие комментарии

  • Алексей Каширин
    На кол этих браконьеров..., пристрелить нужно было и закопать.В Бурятии в суд п...
  • Л
    Тут недавно показали журналистке расследование по другому городу с такими же мотивами ,там правда мэр фигурант...вот ..."Как с этой прест...
  • Александр
    Сам заголовок говорит о том, насколько все извращено у нас.Сын депутата осуж...

"Вышибли дверь и жену с ребенком на пол положили". Активиста-инвалида из Хабаровска избили при задержании

"Вышибли дверь и жену с ребенком на пол положили". Активиста-инвалида из Хабаровска избили при задержании

19 марта утром силовики пришли с обысками к нескольким хабаровским активистам, в том числе к главе местного штаба Навального Алексею Ворсину, в отношении которого возбуждено уголовное дело по "дадинской статье". Ранее Ворсин заявлял о намерении участвовать в выборах в Государственную думу. Обыски прошли не только у него, но и у местного координатора Либертарианской партии Артема Мозгова, кандидата в городскую думу Хабаровска Андрея Пастухова и известного хабаровского активиста Валентина Квашникова. Ворсин сейчас находится в СИЗО, с Мозгова и Пастухова взяты подписки о неразглашении – они проходят свидетелями по делу. Некоторые детали произошедшего Сибирь.Реалии рассказал Валентин Квашников.

По его словам, сотрудники ОМОНа выбил двери в его квартире, избили его, жену и ребенка заставили лечь на пол на время обыска. Затем его отвезли в Следком, где Валентин увидел Ворсина со следами избиения, а позже повторно встретил его во время судмедэкспертизы. По статье о неоднократном нарушении порядка проведения митинга Ворсину грозит лишение свободы на срок до пяти лет.

"Обзывали пидором и лупили по голове бутылкой с водой"

– Ни один сотрудник не предъявил удостоверение, хотя я потребовал, когда они стучали в двери, – рассказывает Валентин Квашников.

– Никакой документ не увидел от них вообще, ни удостоверение, ни разрешение на обыск. Ничего они не предъявили ни мне, ни моей супруге. Просто взломали дверь. Я вот сижу, уже поздний вечер, ремонтирую ее, пытаюсь заменить.

Как выбили дверь, они сразу повалили меня и жену на пол, а ребенок сам так напугался, что упал на пол. Сын до сих пор перепуган: представьте, после их криков ребенок шестилетний сам на пол лег, руки за голову положил.

В итоге пробыли три часа у нас, все перевернули. Так как я был в наручниках, они мне даже не дали ознакомиться с протоколом, согласно которому я прохожу свидетелем по уголовному делу Алексея Ворсина, которому вменяют "дадинскую статью" (ст. 212. ч. 1 УК РФ). Просто зачитали мне – верно ли зачитали, есть ли там печати, ничего этого я не знаю, потому что мне в руки документ не дали. Заявили, что я сам якобы отказался от сотрудничества с ними, поэтому не получу ни протокол об обыске, ни об изъятии. Хотя я всего-то сказал, что давайте юриста дождемся, позвоню ему, и он приедет. Они в ответ: значит, вы отказываетесь от адвоката (госзащитника), повезем силой.

А я ведь не отказывался. Это был полный произвол. Во время обыска ни в туалет сходить не дали, ни лекарство ребенку. Я говорю: "Дайте ребенку таблетки, у ребенка температура, не даете выпить лекарство". Ноль реакции. Всю технику нашу забрали, в том числе жены, хотя она в деле вообще никак не фигурирует: камеры, флеш-карты, телефоны, компьютеры.

После того как сотрудники ОМОНа погрузили Квашникова в машину, он получил несколько травм, в том числе тупым тяжелым предметом по голове. Об этом свидетельствует заключение судмедэкспертизы, которую пострадавшему пришлось делать за свой счет из-за отказа следователя СК выдать направление.

– Когда мы уже поехали, омоновцы специально остановились, начали меня оскорблять, морально унижать, а после избили. В автомобиле их было четверо, один за рулем, трое по сидениям: одного я даже могу узнать, несмотря на маску (есть особые приметы), он-то и начал мне ухо давить. В ответ на это я стал говорить: "Ты что делаешь, ты что творишь беспредел?" Не мужчина, а как тряпка, говорю. Тут они останавливаются, надевают мне наручники (когда повезли, сначала сняли их) и начинают бить меня бутылкой с минералкой "Монастырская". Полной воды, по голове раза четыре-пять ударили. Затем закинули в багажник автомобиля УАЗ "Патриот", там багажник был накрыт какой-то тряпкой, а под ней какое-то железо, как будто оружие – положили меня на него и давили сверху. При этом один пальцами в перчатках бил меня по губам, по глазам. Все это сопровождалось оскорблениями и угрозами, в том числе в адрес моей жены. "Педик, петушара", по-всякому в таком духе. "Мы тебя изнасилуем. Твоя жена такая-то, ш***а, ее тоже поймаем, с ней всякое такое-то сделаем, изнасилуем". Уж не знаю, что страшнее, когда тебя бьют, или вот так угрожают твоим близким!

– Они знали, что везут вас как свидетеля?

– Да, знали. При этом избиении даже присутствовал следователь, который позже вел мой опрос! Мы ему с адвокатом отвод вынесли из-за этого. До этого мы два ходатайства заявили – по поводу того, что нам надо ознакомиться с делом, потому что не могу я давать какие-то показания, не зная, о чем и по какому делу. Нам никаких материалов дела не предоставили и отказали в ходатайстве.

Тогда я первый раз за день встретил Алексея Ворсина, в Следственном комитете, мельком, побои тогда подробно не рассмотрел, удостоверился, что адвоката ему направили. Нас развели по разным кабинетам, на допросе спрашивали характеристику Алексея и про его якобы призывы в сетях и личных беседах на митинг 23 января в поддержку Сергея Фургала, Алексея Навального и других политзаключенных. Я сказал, что знаю Алексея только с положительной стороны, очень близко не знаю, но насколько знаком – только как хорошего человека оцениваю. Никаких от него призывов на этот митинг я не слышал.

– А других свидетелей по делу Ворсина видели? Михаила Савелова (бывший координатор штаба Навального в Хабаровске), Артема Мозгова, Андрея Пастухова?

– Я видел их в СК. На тот момент, когда меня туда привезли на допрос, их уже отпускали. Потом отпустили Александру Рунову, журналистку ("Арсеньевские вести"). Она при мне в Следкоме минимум еще где-то полчаса была, потом ее отпустили. Причем ее скрутили и привезли в Следком прямо с ее детьми! Представляете, все время допроса все трое, несовершеннолетние, там с ней просидели! Александра также проходит свидетелем по делу Ворсина. Постоянного участника протестных акций Александра Приходько (ему первому в Хабаровске вменили "дадинскую" статью) тоже задержали и как свидетеля теперь включили в дело Алексея. Почти со всех, включая их адвокатов, взяли подписку о неразглашении, поэтому они не могут комментировать.

– Во время процедуры допроса нарушения были?

– Да, мы с адвокатом потребовали, чтобы нам дали направление на судебную медэкспертизу, чтобы снять побои. В этом нам в СК тоже отказали. Хотя я инвалид, у меня туберкулез легких, астма, бронхит. При этом меня отмутузили омоновцы, но поди ж ты, экспертизы не удостоился. На наши возмущения сказали просто: пишите жалобу высшему руководству.

– Вы, получается, не сняли эти побои?

– Снял, но за свои деньги. У меня с собой не было, но Андрей (адвокат Андрей Битюцкий. – СР) занял мне денег, я поехал, снял побои. Как раз в этот момент туда на судмедэкспертизу привезли Алексея Ворсина. Он был весь избитый, все лицо у него в гематомах, царапинах. И подавленный такой, видно, что жестко с ним обошлись.

– Это при сегодняшнем задержании его так избили?

– Да. До этого не было этих гематом.

– Ворсин вам сказал, как его били?

– Нам запретили общаться на эту тему. Из СК рявкнул: если будете разговаривать на такие тематики, мы вас закуем в наручники и увезем. О деле в итоге с ним не говорили, покушать только ему купить сходил и все. Нам с Алексеем сказали конкретно, что если заведете еще раз разговор, будет чревато. Чтобы не делать ему хуже, я больше не заводил разговор.

– Какие побои заметили у Алексея, где?

– Травмы у него были на лице, очень много кровоподтеков, царапин, ссадин. Судебная экспертиза это все тоже снимет, раз его привезли туда следователи, то, значит, в СК дали направление.

Простите, но больше не могу уже говорить, голова не переставая болит.

"Подписка о неразглашении – способ давления"

Адвокат Андрей Битюцкий сообщил, что, поскольку также находится под подпиской о неразглашении, не может комментировать сегодняшние следственные действия. Он подтвердил, что дело на Алексея Ворсина заведено по уголовной статье 212.1, известной как "дадинская", а все вышеперечисленные жители Хабаровского края указаны там как свидетели.

– Наша первоочередная задача – завтрашний суд по мере пресечения для Алексея. Надеемся добиться домашнего ареста на время расследования, но уверенности нет, – признался Битюцкий.

Его коллега Виталий Тыхта, который ведет дело Квашникова, отметил, что его подзащитный – единственный свидетель, который не подписывал запрет на разглашение информации по делу.

– Есть опасения, что подобные запреты были взяты как раз для того, чтобы оказывать дополнительное давление на всех участников. Информационная блокада, – считает адвокат Тыхта.

Редакция Сибирь.Реалии направила запрос в СУ СК по Хабаровскому краю и ЕАО с просьбой прокомментировать жалобы Валентина Квашникова на применение физической силы и нанесение побоев со стороны сотрудников, осуществлявших его задержание.

Валентин Квашников был активным участником уличных протестов в Хабаровске, регулярно выступал с мегафоном на акциях. В конце августа суд оштрафовал его на 10 тысяч рублей за участие в одном из митингов, которые идут в городе уже полтора месяца. Квашникова признали виновным в "участии в несогласованной акции, повлекшей помехи в движении транспорта и пешеходов". Он был задержан 25 августа и отпущен под обязательство добровольно вернуться в суд. Во время одного из задержаний активист указал на присутствовавшего сотрудника ФСБ и заявил, что тот ранее угрожал его детям. После этого несколько человек в штатском заломили Квашникову руки и повалили на землю, а полицейские отнесли в служебный автомобиль. До этого на него как на участника шествий в поддержку экс-губернатора Сергея Фургала было составлено два протокола и наложено два штрафа – оба на 10 тысяч рублей. Квашников не раз заявлял, что является инвалидом и пособие – его единственный источник дохода. Платить штрафы за участие в акциях протеста он отказался. В октябре суд Хабаровска оштрафовал координатора штаба Навального Алексея Ворсина на 10 тысяч рублей за участие в акции в поддержку арестованного экс-губернатора края Сергея Фургала. Это шествие жестко разогнали сотрудники ОМОНа и Росгвардии, многие жители Хабаровска, участвовавшие в акции, получили травмы и оказались в больнице. 26 августа суд Хабаровска признал Ворсина виновным в участии в незаконном митинге и по ошибке едва не отправил под арест на 10 суток по неарестной статье. В итоге судья исправил ошибку и назначил ему штраф в 10 тысяч рублей. После задержания избранного губернатора Сергея Фургала в июле 2020 года в Хабаровском крае и соседних регионах в течение полугода ежедневно проходили митинги, шествия и пикеты. Чаще всего митингующие требовали для губернатора "справедливого и открытого суда в регионе". 22 июля они потребовали отставки президента России Владимира Путина. С августа 2020 года в Хабаровске начались массовые случаи задержания и арестов активистов. Сергея Фургала задержали утром 9 июля в Хабаровске и отправили в Москву, где суд отправил политика под арест. Его обвинили в организации убийств предпринимателей 15 лет назад – в феврале было предъявлено обвинение в окончательной редакции. Он все обвинения отрицает. В 2018 году он на губернаторских выборах победил действующего главу, представителя "Единой России".

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх